цпаси, цпаси нур отан, нур отан, центр, центр политического анализа и стратегических исследований, аналитический центр, центр нур отан, аналитический центр партии нур отан, политика, цпаси нур отан

Гульмира Кульжанова, заведующий отделом общественно-политических исследований и прогнозирования Центра политического анализа и стратегических исследований при партии «Нұр Отан»

Термин «мультикультурализм» вошёл в обиход в 1960-е годы. В 1971 г. мультикультурализм был объявлен официальной политической идеологией Канады, провозгласившей себя «multicultural society». К концу 1980-х годов этот термин становится одним из центральных понятий политической теории и основой социальной политики во многих западных государствах. Стержневая идея мультикультурализма заключается в утверждении равноценности, равноправия и взаимного уважения культур, в отказе от иерархии между культурными группами, в признании множественности культурно самобытных систем ценностей, в поощрении культурного многообразия при соблюдении консенсуса в отношении ценностей свободы и прав человека. Вслед за США, Канадой и Австралией многими европейскими странами, столкнувшимся с ростом этнокультурной гетерогенности – в том числе Великобританией, Нидерландами, Германией – мультикультурный поворот был объявлен флагманским социокультурным проектом либеральной демократии.

Однако на рубеже тысячелетия ситуация резко изменилась, особенно в Европе. Термин «мультикультурализм» в глазах ряда представителей политического истеблишмента и интеллектуального сообщества приобретает ценностно негативную окраску. Идеология и политика мультикультурализма объявляются ответственными за такие явления, как провоцирование конфликтов, культурная сегрегация или геттоизация. Мультикультурализм, с точки зрения его критиков, восхваляет то, что разделяет людей, подрывает культурное единство и подвергает коррозии гражданские институты национального государства. Выступая угрозой либеральным ценностям, мультикультурализм становится препятствием на пути формирования подлинно мультикультурного общества.

Бывший канцлер ФРГ Гельмут Шмидт ещё в 1992 году говорил: «Представление о мультикультурном обществе, возможно, этически обосновано, но на практике оно вряд ли осуществимо». По прошествии времени Шмидт только укрепился в своей оценке, заявив в 2004 году в интервью газете Die Zeit: «Мультикультурное общество – это иллюзия интеллектуалов».

В 2006 году Тони Блэр провозгласил конец «мультикультурного эксперимента», а его преемник Дэвид Кэмерон объявил на Конференции по безопасности 2011 г. в Мюнхене, что именно доктрина мультикультурализма должна нести ответственность за сепаратизм и экстремизм. Канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что попытка построения мультикультурного общества в Германии «совершенно провалилась». Кампанию по дезавуированию мультикультурализма поддержал и Николя Саркози, хотя во Франции политика интеграция иммигрантов традиционно проводится по модели ассимиляции.

По признанию многих политиков и экспертов, при реализации концепции мультикультурализма не удалось формирование новой идентичности, разделяемой как этническими меньшинствами, так и представителями доминирующей культуры. Крайне низким оказался уровень социального, культурного, экономического, политического (гражданского) включения иммигрантов в принимающее общество. К неудачам европейской политики мультикультурализма причисляются также снижение толерантности и рост ксенофобии, радикализма, экстремизма среди как автохтонных, так и иммигрантских групп населения.

Таким образом, эволюция мультикультурализма прошла путь от всеобщего признания его безальтернативности в сложносоставных полиэтнических современных обществах до остракизма, признания «провальности» политики мультикультурализма в ведущих европейских странах. Фактически же провалился не мультикультурализм, а этнополитика, проводимая неолиберальными политическими элитами западноевропейских государств. Но существуют и иные примеры – примеры высокоэффективных моделей достижения прочного межэтнического и межконфессионального согласия. Один из наиболее значимых и ярких примеров такого рода демонстрирует Казахстан. В Послании Президента Республики Казахстан - Лидера нации Н.А. Назарбаева народу Казахстана «Стратегия «Казахстан-2050». Новый политический курс состоявшегося государства» отмечается: «Мир и согласие, диалог культур и религий в нашей многонациональной стране справедливо признаны мировым эталоном».

Таким образом, вместо огульной критики необходима объективная оценка перспектив мультикультурализма как парадигмы сохранения культурной идентичности и культурного многообразия.

В современной социально-политической науке одним из главных методологических подходов является институциональный анализ. В этой методологической концепции институт интерпретируется не только как организация (учреждение), но и как свод рамочных установлений и правил, норм и ограничений, упорядочивающих общественную жизнь и задающих устойчивую структуру побудительных мотивов социального поведения. Институты функционируют как механизмы уменьшения неопределённости и снижения рисков, сопровождающих взаимодействие между людьми и социальными группами. В институциональную ткань общества «встроены» такие приспособления, которые стимулируют людей мыслить и действовать по логике коллективного интереса, отказываясь от узкоэгоистических интересов, от следования эксклюзивным этническим идеологиям, идентификациям и лояльностям в сотрудничестве при решении общих проблем.

Таким образом, совокупность ценностей, норм, символов, мифов, ритуалов социальной идентичности подлежит их политической институционализации в качестве механизма консолидации общества, в том числе и в проведении политики мультикультурализма. Казахстан как суверенное государство проводит национальную политику, прежде всего, посредством создания институциональной среды культурного взаимодействия, согласования конкурирующих интересов и притязаний на доступ этнических групп к реальным и символическим ресурсам. Результатом поиска наиболее эффективных форм институционального упорядочения отношений между этническими группами стало создание Ассамблеи народов (впоследствии – народа) Казахстана.

Ассамблея народов Казахстана была образована 1 марта 1995 г. по инициативе Президента РК Н.А. Назарбаева. Сама же идея создания АНК была впервые публично озвучена Президентом в 1992 г. в выступлении на Форуме народа Казахстана. По своему официальному статусу АНК является консультативно-совещательным органом при Президенте Республики Казахстан. Малые Ассамблеи народа Казахстана, существующие в каждой области Казахстана, являются консультативно-совещательными органами при акимах.

Уникальность АНК как социального института определена комплексностью его воздействия на сферу регулирования межэтнических отношений. Институционализация межэтнических отношений в форме АНК производится на трёх основных уровнях:

  1. Объединяя национально-культурные центры и координируя их деятельность, АНК выступает как институт самоуправления гражданского общества, как институциональная форма самоорганизации социального поля взаимодействия этнокультурных групп.
  2. Находясь в непосредственном подчинении Первому Президенту Республики Казахстан – Лидеру Нации как своему пожизненному Председателю, АНК выступает институциональной формой прямой демократии в сфере управления этнокультурными взаимодействиями.

Внесённые в мае 2007 г. поправки в Конституцию Республики Казахстан и принятый 20 октября 2008 г. Закон «Об Ассамблее народа Казахстана» закрепили официальный статус АНК как органа административно-политического управления межэтническими взаимодействиями. Согласно этим нормативным актам, АНК получила право избирать девять депутатов  в Мажилис Парламента РК, т.е. обрела статус субъекта представительной демократии.

Тем самым в ходе своего институционального развития АНК превратилась в полноправный институт политической системы республики.

  1. АНК является формой институционализации прямых и обратных связей государственных органов управления с общественными организациями. На официальном сайте АНК отмечено, что она трансформировалась в институт народной дипломатии.

Таким образом, Ассамблея народа Казахстана не только представлена на всех структурно значимых уровнях социально-политической организации казахстанского общества, но и выступает важнейшим связующим звеном между политической системой и гражданским обществом. Следует отметить, что подобного рода институты не предусмотрены в системе регулирования межэтнических и межконфессиональных отношений большинства стран, объявивших мультикультурализм своей официальной политикой. Как правило, в этих странах государство оставляет за собой функции политически-правового обеспечения равенства этнокультурных общностей, а непосредственную работу с представителями разного рода меньшинств осуществляют (в том числе при финансовой и иной поддержке государства) неправительственные организации и другие институты гражданского общества. Тем самым в политике мультикультурализма воспроизводится отчуждение политических институтов от непосредственных интересов повседневной жизни гражданского общества.

Органичное сочетание функций государственных и гражданских институтов позволяет АНК ставить перед собой и эффективно выполнять триединый комплекс задач:

  1. Блок задач, связанных с содействием политическим институтам республики в разработке и реализации государственной национальной политики по гармонизации межэтнических отношений и укреплению единства народа на основе общих духовно-нравственных ценностей. В своём Послании Народу Казахстана «Стратегия «Казахстан-2050»: Новый политический курс состоявшегося государства» Президент Республики Казахстан - Лидер Нации Н.А. Назарбаева подчёркивает: «Адекватный ответ вызовам времени мы сможем дать только при условии сохранения нашего культурного кода: языка, духовности, традиций, ценностей».
  2. Блок задач, связанных с интеграцией усилий этнокультурных объединений по консолидации общества; по дальнейшему укреплению межэтнического согласия и развитию культуры толерантности; по возрождению, сохранению и развитию национальных культур, языков и традиций народа Казахстана.
  3. Блок задач по повышению эффективности взаимодействия государственных и гражданских институтов казахстанского общества в сфере межэтнических отношений.

В постановке и практическом решении этих задач казахстанская модель национальной политики выводит мультикультурализм на новый уровень. Для политики мультикультурализма на Западе наиболее острой и неотложной задачей является преодоление этнокультурной фрагментации социума, на почве которой и произрастают радикально-экстремистские формы ксенофобии, интолерантности, исключения и самоустранения этнических, конфессиональных, культурных меньшинств из социальной и политической жизни. В Казахстане задача преодоления культурного и ценностного противостояния этнических групп вообще не стоит (хотя мнение о наличии такого противостояния усиленно эксплуатируется некоторыми, как принято сегодня говорить, «этническими антрепренёрами»), но решаются задачи качественно иного уровня: гармонизации межэтнических отношений, укрепления межнационального и межконфессионального единства и согласия.

В ходе реализации странами Европейского Союза политики мультикультурализма выяснилось, что создание чрезмерно либеральных условий для иммигрантов привело к образованию изолированных по этнокультурным и религиозным признакам общин, к формированию своего рода «параллельных» обществ со своими социальными ценностями и правовыми нормами. Политика мультикультурализма, в том числе финансирование всевозможных программ, направленных на сохранение этнокультурных особенностей иммигрантов, обернулась их групповой самоизоляцией и социальной маргинализацией. Низкий уровень культурной интеграции иммигрантов создаёт предпосылки для роста ксенофобии и экстремизма, порождает угрозы культурному ядру и гражданско-политическому единству национального государства.

Можно, конечно, возразить, что угрозы и вызовы политике мультикультурализма в современной Европе порождаются ситуацией, нетипичной для Казахстана: беспрецедентным потоком иммигрантов, которых не удаётся интегрировать в принимающее общество в силу религиозного и культурного отторжения ими либеральных ценностей.

Однако, если обратиться к истории, то можно без труда убедиться, что на Казахстан периодически обрушивались столь же внушительные, если не более мощные, волны мигрантов. Причём в новейшей истории это были по большей части насильственно переселяемые, депортируемые народы. Тем не менее, ни о каком культурном отторжении или социально-бытовом притеснении людей иной веры, языка и культуры не было и речи. Казахстан поистине становился для вновь прибывших переселенцев родным домом. Народы и культуры не просто мирно уживались и толерантно соседствовали, но вливались в единую семью. Духовно-нравственные нормы и традиционные ценности насельников Великой Степи определяли основания всей исторически складывавшейся в Казахстане системы межэтнических, межконфессиональных и межкультурных отношений. В новых условиях развития суверенного Казахстана эти нормы были институционализированы в форме учреждения Ассамблеи народа Казахстана, стали базовыми принципами построения и реализации казахстанской модели мультикультурализма, легли в основу общенациональной патриотической идеи «Мәңгілік Ел».

На официальном сайте АНК справедливо указано: «Во многом благодаря работе Ассамблеи народа Казахстана в нашей стране сформировалась уникальная модель межэтнического и межконфессионального согласия, особая атмосфера доверия, солидарности и взаимопонимания». Сегодня мы с законной гордостью можем сказать, что предложенная Президентом Республики Казахстан Н.А. Назарбаевым идея АНК как формы институционализации подлинных ценностей и базовых принципов мультикультурного, полиэтнического и поликонфессионального казахстанского общества неопровержимо доказала свою плодотворность и практическую эффективность. Вместе с тем созидательный потенциал этой идеи далеко не исчерпан и востребован к реализации в новых, стремительно меняющихся реалиях современного мира.

 

Поделитесь этой информацией в социальных сетях